• Источник : Annales de l’Institut Pasteur, VIII, стр. 662-667
  • Название : "Бубонная чума в Гонконге"
  • Дата : 1894
  • Резюме / Перевод : В 1894 году (в связи с эпидемией чумы?) Колониальное ведомство приказало Александру Йерсену посетить Гонконг, изучить природу этого бедствия, условия его распространения и найти наиболее эффективные меры для предотвращения его продвижения к французским владениям. Когда он прибыл в этот город в июне 1894 года, более 300 китайцев уже погибли. Срочно строились временные хижины (бараки), поскольку колониальных больниц не хватало для размещения больных. Он поселился со своим лабораторным оборудованием в соломенной хижине, построенной с разрешения Английского правительства на территории главной больницы. Йерсен описывает симптомы заболевания: Резкое начало после инкубации в течение от 4½ до 6 дней; уныние, прострация, высокая температура, часто сопровождаемой бредом. С первого дня, как правило, появляется единственный бубон в 75% случаев у пожилых людей; в 10% в подмышечной впадине. Смерть наступает менее чем через 48 часов. Если больной живет более 5-6 дней, его можно оперировать, чтобы удалить гной. Смертность очень высока: около 95% в больницах. В зараженных помещениях на земле валяется много мертвых крыс. Интересно отметить, что эпидемия впервые разразилась и вызвала наибольшее опустошение в той части города, где недавно была проложена новая канализационная линия. Каналы, имеющие слишком малые размеры, разделены отстойниками, очистка которых практически невозможна и которые, следовательно, представляют множественные и постоянные очаги инфекции. Мы не понимаем, почему в Гонконге есть две отдельные канализации: одна широкая и хорошо кондиционированная (?), для отвода дождевой воды; другая узкая и постоянно засоряющаяся, для хозяйственных вод и бытовых (домашних) отходов. Отхожие места (туалеты) содержат съемные параши (баки), которые ежедневно меняют и чье содержимое, пройдя определенную обработку, служит для удобрения бесчисленных китайских садов, окружающих реку напротив острова Гонконг. Жилища, занимаемые китайцами из бедных классов, представляет собой жалкие лачуги, в которые с трудом можно войти и куда набивается невероятное количество людей. Многие из них не имеют окон и находятся ниже уровня земли. Понятно, какое опустошение может вызвать эпидемия, возникшая в таком месте, и как трудно ее остановить! Единственное средство было бы сжечь китайский город, это было предложено, но по бюджетным соображениям не было принято. • Пока немногие европейцы были поражены болезнью, благодаря гораздо лучшему санитарному состоянию («здоровости»?) домов и кварталов, в которых они живут. Эти европейские дома, однако, не являются защитой от опасности, потому что здесь часто встречаются мертвые крысы, свидетельствующие об очень близком соседстве возбудителей инфекции. • Китайские таможенные врачи, которые имели возможность наблюдать за эпидемиями Пахои, Лиен-Чу и Монг-Цзы, уже заметили, что прежде чем чума, поразит людей, ею активно заболевают мыши, крысы, буйволы и свиньи. А. Йерсен подробно описывает, как он выделил и охарактеризовал чумную палочку из содержимого бубона у пациентов. Это показывает, что чума является заразной и прививаемой болезнью, и что, скорее всего, основным ее переносчиком являются крысы. Но он также констатирует, что ей могут заболеть мухи, умереть и, таким образом, служить агентами передачи. Он смог выделить чумную бациллу из почвы, собранной из-под зараженного дома и там, где были предприняты попытки ее дезинфицировать; она была очень похожа на бациллу, выделенную из бубонов, но не была вирулентной. Из культур, полученных из крови или бубона пациента, страдающего чумой, можно выделить несколько разновидностей бацилл, отличающихся друг от друга своей вирулентностью для лабораторных животных (мышь, крыса, морская свинка); он отмечает, что некоторые колонии даже потеряли всю вирулентность в отношении морских свинок. Посеяв содержимое ганглия (лимфатического узла) пациента, выздоравливающего в течение трех недель, он получил несколько колоний, абсолютно лишенных вирулентности. У другого пациента, который был вылечен в течение пятнадцати дней он обнаружил бациллы, вирулентные для морских свинок и мышей. Эти факты позволяют предположить, что инокуляция определенных рас или разновидностей специфичной бациллы, обладающих незначительной вирулентностью или авирулентных, несомненно, могла бы дать животным иммунитет против чумы.
  • Aвтор : Александр Йерсен
  • Ключевые слова : бактериологии; бацилла чумы; Yersinia pestis; изоляция; прививка; крыса; мышь; морская свинка; вирулентность
  • Постоянная ссылка на запись : https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/bpt6k58345103/f54.image
  • Правообладатель : © Gallica BNF (Национальная библиотека Франции) / Института Пастера